Дмитрий Ефремов: об истоках вдохновения и гармонии

IMG_3317.jpg

В Выставочном зале Центра прикладного и художественного творчества состоялось открытие юбилейной выставки живописи Дмитрия Ефремова «Истоки вдохновения». В экспозицию выставки вошло 35 работ автора, многие из которых написаны в путешествиях по близким художнику, живописным городам России: Санкт-Петербургу, Торжку, Пскову, Переславлю-Залесскому. Важную часть экспозиции заняли пейзажи нашего города, к которому автор относится по-особому, с трепетом.

Итак, об истоках вдохновения художника от первого лица.

— Здравствуйте, Дмитрий! Ваша выставка носит символическое название «Истоки вдохновения». Откройте тайну, где истоки вашего вдохновения?

— Я думаю, что у всех людей истоки вдохновения примерно одинаковые. Они зависят от восприятия, от того, насколько человек пребывает в новизне. В этом ему помогает окружающий его мир. Новые люди, живой мир природы. Это все истоки вдохновения, потому что у человека есть природная память, и она в нем вызывает ответные чувства на фоне пейзажей, пения птиц. Но, к сожалению, со временем все это притирается и уже не вызывает того резонанса, который был впервые. Для того, чтобы человек соприкасался с этими истоками, ему надо совершать творческие дела. Первое впечатление может быть поверхностным. Благодаря творчеству, старое приобретает прежнюю яркость, становится видимым. Творчество помогает человеку двигаться в новое, но для этого он должен совершать отчаянные поступки. Например, когда художник едет в чужой город, певец соприкасается с неизвестной аудиторией. Это и открывает истоки вдохновения.

— Вы часто говорите о Мере, Золотом сечении. Опишите, пожалуйста, в чем выражается эта «золотая середина» и как ее отыскать?

— Суть «золотого сечения» скрыта в самом человеке. И когда человек воссоздает в искусстве живой мир, например, с помощью архитектуры или живописи, он подсознательно отображает свое содержание. Но, к сожалению, со временем человек теряет эти золотые сечения в процессе инволюции. Оно утрачивается не только в искусстве, но и в поступках. Золотое сечение — это гармония, гармоничные движения в речи человека, взгляде, походке. В русской культуре оно наиболее ярко проявляется в танце, костюмах. Его не так-то легко выявить, объяснить. Многие творческие вещи пронизаны таким понятием, как «живые формы». Например, квадрат или окружность — идеальная форма, но русский зодчий умышленно нарушал ее, изменял одну из сторон или две стороны и предавал тем самым форме живую вибрацию. У него было это знание. И чем больше оно присутствовало, тем большим был контакт человека с окружающим миром. И это взаимопроникновение является признаком золотого сечения, которое делает мир единым сотканным полотном. Но, к сожалению, современное общество открывает в человеке такую черту как индивидуальность. На фоне этого индивидуального выпячивания рушатся основы золотых сечений, которые произрастают не из личности, а из цельности. Недаром русский мир существовал в системе общины.

— Дмитрий, хочется узнать ваше мнение, что нужно делать сегодня человеку, чтобы не потерять себя, не растворится в глобализованном мире?

— Дореволюционное общество состояло из сословий, дополнявших друг друга и являвшихся единым организмом. Процесс глобализации заключается в разрушении целостности этого организма, навязывания обществу другой модели существования, основанной на потреблении. Цель глобализации — разрушить триединство людей. Но, опять-таки, мы видим это через свои переживания, личные трагедии. Мы не можем видеть это со стороны, так как вовлечены в процесс, являемся его частью. Цель глобализации — разрушить старое, чтобы воссоздать новое. Встав однажды на этот путь, общество не может с него сойти. Суть этого процесса давно раскрыли пророки, праведники, которые говорили, что грядет апокалипсис. Он уже идет и процесс глобализации только лишь ускоряет его. Это неоднократно происходило в истории Земли, но осталось незамеченным в круговороте событий. Сегодня в каждом просыпается эгоистичность, общество становится разрозненным и перестает держаться само за себя.

— Дмитрий, Вас знают не только как профессионального художника, мастера-краснодеревщика, но и как писателя. Вас признали в литературной среде. Ваш литературный талант получил высокую оценку — награду «Золотое перо Руси», вы отмечены премией Губернатора Подмосковья. Ваши книги пользуются популярностью читателей. На открытии выставки вы сказали, что в литературе состоялись случайно. Расскажите, почему и как это произошло?

— Большое видится на расстоянии. Если бы я не уехал с Дальнего Востока, я бы не ощутил, не осознал красоты этого мира. Эти чувства проснулись на фоне ностальгии. Появилось видение того, что этот мир прекрасен и достоин того, чтоб его описали. И рядом были люди, которые могли разделить со мной эти чувства. В этом и состоит случайность.

— Мне известно, что занятие декоративно-прикладным творчеством на время отстранило Вас от живописи. И, именно, приезд в наш город помог вам вернуться к мольберту. Что именно в городе, какие черты подтолкнули вас к живописи.

— Можно видеть архитектуру, но не отдавать себе отчет, что это такое с точки зрения искусства. Ведь мы видим уже готовое произведение. А творчество в человеке обостряется, когда мы наблюдаем процесс создания. Скажем, когда мы присутствуем в момент строительства дома, созидания вещей на фоне чувств людей, которые искрятся, стараются. Это вовлекает тебя в общий процесс, и ты видишь, что это прекрасно и хочешь все воссоздать. У меня все произошло, благодаря знакомству с художниками. Если бы я не познакомился с художниками В. Масловым, П. Гусевым, К. Паком, В. Ростовым, то во мне эти чувства не проснулись бы. Я бы так и оставался в рамках потребителя. То есть ходил бы и любовался, не зная, что это можно рисовать. У меня, конечно, были какие — то наклонности. Например, я рисовал портреты. Любой незнакомый человек был для меня поводом, чтобы его нарисовать. Близкое знакомство с художниками открыло для меня множество способов творчества, о которых я и не подозревал. Я внутри себя открыл возможности.

— Возможно, когда-нибудь мы увидим выставку портретов в вашем исполнении?

— Возможно.

— В творческой среде известен и ваш музыкальный талант. Вы успешно выступаете в коллективе «Танок». Что для вас ваши занятия музыкой?

— Петь я любил с детства и у меня всегда получалось. Я думаю, что страсть к музыке заложена в человеке от рождения, потому что звук — наиболее понятное для человека проявление вибрации, к которой он стремится. И человеком можно играть как инструментом. Есть еще причина — с возрастом человеку становится скучно жить, но стоит увлечься музыкой и здесь нива бесконечная. Освоил один инструмент — осваивай другой, освоил пение в два голоса — осваивай в три голоса. Но для этого, конечно, нужно иметь сподвижников. Мне в этом повезло.

— А музыка помогает Вам продвигаться в живописи?

— Что музыка, что живопись, что литература — это всего лишь инструменты. Продвижение определяется утончением личных вибраций. Знаете пословицу, «пройти через игольное ушко»? Вот нужно истончиться духовно так, чтобы пройти через так называемое «ушко» в иную реальность. К сожалению, мир устроен так, что стоять на одном месте человек не может, он либо поднимается вверх, либо опускается вниз. По процессу инерции он находится на одном месте, а когда эта инерция кончается, то человека начинает тянуть либо вверх, либо вниз. Но вверх можно продвигаться только путем духовных исканий, а в этом отношении один человек не воин. Это процесс совместный.

— Вы долгое время занимались преподавательской деятельностью. Как вы считаете, что нужно делать педагогу, чтобы открыть ребенку путь к творчеству?

— В той или иной степени люди ограничены по разным причинам. Не каждый может стать творцом. Мы живем во время, когда человек утрачивает божественные качества. И чтобы их сохранить, передать, существует педагогика, когда взрослый человек передает ребенку все, что он имеет. И эта передача носит магический характер, потому что продвижение невозможно без передачи. Если в тебя влили какое — то содержание, ты обязательно должен им поделиться. Но иногда приходится выливать это в пустоту. Мы порой путаем талантливого человека с экзальтированным человеком. То есть человек может проявлять свои особые качества, но быть невыносимым в обществе. Он может поразить общество, но социально он ничего хорошего обществу не принесет, потому что он дисгармоничен, а мы это называем талантом, гением. И вот в этом есть наше заблуждение, потому что истинный талант — это гармония, это приведение общества в некое состояние светимости. Без гармонии общество разрушается. У русского народа есть пласт, который сохраняет общество. Это этнокультура, народное творчество, благодаря которому мы нормализуемся. Но процессы, которые мы видим в мире, неизбежно придут и к нам.

— Дмитрий, закончите фразу, миссия художника сегодня — это?

— Миссия художника сегодня — это исключительно индивидуальный процесс. Если мы видим, что художник ведет за собой других художников, это потому, что у них нет своей индивидуальности. Но в сегодняшнее непростое время, когда люди выживают, и художник ничем не отличается от портного, надо не забывать, что твой процесс творчества — это твое продвижение на пути духовности, света. И здесь задача двойственная — с одной стороны художник помогает людям продвигаться вперед, он открывает новые горизонты и люди идут за ним. Но с другой стороны, в этом бесконечном новом пространстве не всякий может себя проявить, оно может просто раздавить человека своей энергией. И для таких людей необходимо другое творчество, творчество стабилизации. Оно удерживает в рамках традиций и человек в них сохраняется. Эти две силы — удержания и движения вперед, воссоздают движение по спирали, которое происходит на протяжении тысячелетий, и мы все движемся по спирали. Удержание людей в привычных традициях и создание чувства полета — это и есть цель творчества. Каждый художник выбирает для себя ту или иную задачу. Я выбрал задачу удержания.

Подготовила Юлия Непеляк

Top