Дорогами Афганистана

В истории Афганской войны есть свои малоизвестные страницы и одна из них — участие в ней пограничников. Когда в 1979 году на территориях, граничащих с СССР, начали действовать так называемые «моджахеды» — борцы за веру, действия которых носили агрессивный характер, создавая угрозу безопасности, было принято решение о передаче афганских приграничных территорий под контроль советских пограничников. Эта часть истории долгое время считалась секретной, и до сих пор не все участники Афганской войны знают о действиях пограничников КГБ СССР.

Краснознамённый Среднеазиатский пограничный округ, охранявший советско-афганские границы, имел в своем распоряжении шесть погранотрядов, в каждом из которых были организованы мобильные резервы — мотоманевренные группы (ММГ) на БМП и БТР. В одну из таких мотомангрупп попал кимряк Владимир Юрьевич Забелин.

Желание служить в погранвойсках Владимир Юрьевич изъявил сам. Для советского человека было естественным отдать долг своей стране. До службы на границе Забелин уже имел базовую физическую подготовку: с четырнадцати лет занимался дзюдо у известного в Кимрах тренера Г. Б. Каркелия, получил начальную военную подготовку на занятиях стрельбой в тире «СГПТУ № 22» у фронтовика, участника Великой Отечественной войны, там же получил права категории «С». Поэтому 29 октября 1984 года военная специальность «водитель» была определена сразу.

До учебного пункта погранвойск новобранцы добрались быстро: вначале самолетом из Домодедово в Душанбе, затем поездом до приграничного узбекского города Термез, окруженного садами, виноградниками и хлопковыми полями.

Пограничный учебный пункт насчитывал около полутора тысяч новобранцев, обучающихся разным специальностям. Среди них было много земляков. Учебная подготовка рядового погранвойск проходила три месяца: бег, стрельба, преодоление полосы препятствий, политзанятия и, конечно же, практические занятия по вождению согласно военной специальности. По окончании подготовки — сдача зачетов и шутливое утверждение, что с полной выкладкой «лося догонишь».

По распределению В. Ю. Забелин попал в ММГ-1 водителем ГАЗ-66 транспортно-хозяйственного отделения при минометной батарее, базирующуюся в ущелье Мармоль. Ущелье расположено примерно в 84 км вглубь территории северной афганской провинции Балх. Высота базирования в ущелье 1534 м над уровнем моря.

Личные впечатления от заставы таковы: первые пару месяцев чувствовалась нехватка кислорода. Серый горный пейзаж вызывал чуждость, поскольку зимой почва превращается в глину, а летом в «цементную пыль». Особого внимания заслужил ветер «Афганец», несущий стену пыли, после которой «прилично» выглядят только глаза и зубы. Вспоминаются и узкие серпантины, в которых машина не разворачивается с первого раза, поскольку ГАЗ-66 не вписывается в радиус поворота, а навьюченный ишак с трудом помещается рядом с машиной.

Уровень жизни местных жителей также оставил неизгладимый след в памяти, внешний вид и быт которых заставляли думать о средневековой отсталости. Еще одним удивительным фактом было летоисчисление. Афганцы пользуются особым календарем, который ведется с 622 года, когда Пророк Мохаммед отправился из Мекки в Медину. На момент службы Владимира Юрьевича согласно афганскому календарю был 1363 год, т. е. 14 век.

Забелин принимал участие в двадцать одной колонне, перевозившей грузы. Четыре автомобиля подорвалось за 85–86 годы из-за установленных душманами мин. Благо обошлось без жертв, водители отделались легкими травмами и контузиями.

ММГ занималась партизанской войной с душманами, постоянно совершавшими вылазки и нападения на приграничные объекты. Если пограничники получали информацию о том, что «духами» что-то готовится, тут же спешили ликвидировать бандгруппу. Засаду устраивали вечером, 20–30 человек выходили в определенную точку, занимали позицию и ждали до утра.

«Днем обитатели кишлаков были мирными, а ночью становились душманами», — вспоминает Забелин.

В одной из таких операций на перевале Базарак в 1985 году участвовал и Владимир Юрьевич.

«Перед наступлением вечерних сумерек выдвинулись на броне и авто к перевалу, — вспоминает он. — Поднимались скрытно, ночью, шесть часов по козьей тропе серпантина с вещмешками за плечами весом по 25 кг. К утру, поднявшись на высоту 2000 м, сделали перерыв на сон. Упали там, где стояли, а с рассветом выдвинулись к укрепрайону Гормурат.

В какой-то момент передовой дозор заметил сидевшего на удалении мальчика-наблюдателя, по наводке которого группа попала под прицельный огонь. Вокруг нее вздымались полуметровые фонтанчики из песка от пуль».

Одного из товарищей Владимира ранило в паховую область и в скором времени он погиб. А прапорщика ранило в лоб, пуля застряла в голове, но он смог выжить. Спаслась группа благодаря выучке минометчиков и корректировщика огня. Они сумели установить миномет на склоне сопки, и со второго выстрела мина легла прямо в окоп «духов». В разгар боя подоспела тройка вертолетов, и группа получила возможность вывезти раненых.

Помимо операции в Базараке в памяти Владимира Юрьевича осталось множество других воспоминаний. Это и быт пограничников, и частые обстрелы, и письма родным, от которых скрывал свое пребывание на войне. Этот непростой период военной жизни завершился 7 декабря 1986 года. Рядовой Забелин закончил службу с медалью «За отличие в охране государственной границы СССР», знаками «Старший пограннаряда» и «Отличник погранвойск II степени».

«Наверное, я гражданский человек, раз сумел достаточно быстро отойти от пройденных военных событий и привыкнуть к нормальной мирной жизни», — в заключение отметил Владимир Юрьевич.

Светлана Епрушкина

Top