Трудный путь к любви

Сегодня я заглядываю, нет, не заглядываю, а с трепетом и восторгом вглядываюсь в «святая святых» — лица на фотографиях из семейного альбома Анны Александровны Жуковой. Первая страница — первая фотография папы с мамой. Мама сидит на табуреточке, положив натруженные, крестьянские руки на колени. Папа стоит рядом, его руки на плечах жены. Грустные лица, печальные глаза — пережили смерть трех сыновей. Вот статный, красивый военный — брат Гурий, участник ВОв. Подружки-веселушки. Сама Аня в красивом, нарядном платьице, сшитом мамой. А кто эта девушка с книжками? Это любительница учиться, тоже Аня. А этот бравый старшина с товарищами — будущий муж Анны Александровны.

Переворачиваю страницы. Вот на меня гордо смотрят со старой дагеротипии мужчина с красивыми усами и красивая женщина с модной по тем временам прической. Это свекор и свекровь Анны Александровны. Эта черно-белая фотография вместе с живыми людьми пережила все тяготы и невзгоды, выпавшие на эту семью. Она не затерялась даже в блокадном Ленинграде. Теперь ее бережно хранит Анна Александровна (эту фотографию мне разрешили взять «под залог моей головы»).

Владимир Никитич Жуков родился в 1886 году в деревне Паскино. Ольга Владимировна Шокина родилась в 1892 году в селе Горицы, в семье учителей. Судьба свела их в Петербурге. Поженились. Потом Владимира Никитича призвали на царскую службу в далекий Владикавказ. Там у них родился сын Борис. (Сделаю небольшое отступление, у Бориса Владимировича сын Михаил стал главным конструктором современных гидроакустических комплексов ВМФ России, доктором технических наук, профессором).

Незадолго до Первой мировой войны снова переехали в Петроград. Владимир Никитич работал на Путиловском заводе, Ольга Васильевна — продавцом в разных лавках и магазинах, а потом на заводе осветительных приборов. В 1925 году родился сын Лев. Родители работали, мальчики учились. Но началась Великая Отечественная война. Блокада Ленинграда. Голод, холод, смерть, смерть, смерть… Зима, встает лед на Ладожском озере. Оставшихся в живых эвакуируют по «дороге жизни». Но эта «дорога жизни» была не для всех. Под вражескими бомбежками на глазах у других уходили под лед полуторки с живыми людьми — взрослыми и детьми. Машина, в которой ехали Жуковы, доехала до спасительного берега. Но Владимир Никитич с сыном Левой уже не могли двигаться — у них дистрофия. Мама сильнее, держится. Выхаживает своих родных, ей помогают посторонние, сердобольные люди.

Добираются до Гориц. У семьи Шокиных большой, богатый дом. Но родители не пускают к себе, перенесших столько невзгод родных. Поселились в старенькой маленькой избушке «на курьих ножках». В подвале была гнилая картошка, ее и ели первое время. Когда Лева, мальчик, переживший голод, приходил к бабушке и дедушке в гости, от запахов приготовляемой еды иногда падал в обморок. Но не всегда бабушка и дедушка приглашали внука за стол.

На Горицы немцами было сброшено две бомбы, в т. ч. на очередь, стоящую в магазин. Было убито 17 человек, много раненых, пострадали некоторые дома. От бомбежки частично разрушился дом и брата Ольги Васильевны. И он с женой и двумя детьми был вынужден жить в семье сестры на малюсенькой пощади, пока дом приводили в порядок. Владимир Никитич работал в промкомбинате, Ольга Васильевна не работала. Умер Владимир Никитич в 1973 году, Ольга Васильевна пережила супруга на 18 лет.

Перевернута еще одна страница семейного альбома. Вот на снимке молодые и счастливые Анна и Лев — открытые лица, улыбчивые глаза, распахнутые навстречу будущему. До встречи друг с другом у каждого была своя жизнь. Аня работала нянечкой в детском саду, оканчивала 10 класс вечерней школы (на учебу в обыкновенной школе денег не было). Потом работа старшим инструктором по назначению пенсий. Заочно училась в Московском учетно-кредитном техникуме. Леву призвали в армию в 1944 году, когда ему еще не было 18 лет. Учился в учебке на танкиста. Участвовал в параде Победы 1945 года. Сидел за штурвалом знаменитого танка Т-34 (если бы танк заглох на брусчатке Красной Площади — могли и расстрелять). Потом семь лет службы в составе советских войск в Германии. Жил в одной казарме со знаменитыми Егоровым и Кантария — они продолжали служить в армии. Молодой солдат «умудрился» встретиться на немецкой земле со своим братом Борисом. «Отмотав» семь лет службы на чужбине, Лев вернулся на горицкую землю в звании старшины.

Все ближе и ближе я приближаю встречу моих молодых людей.

Канун Международного женского дня. Девчонки тайно решают организовать девичник — никаких парней в земском саду (тогда строго запрещалось проводить какие-либо мероприятия в госучреждениях). 8 марта, «женский» день в самом разгаре. Заявляются парни, которых никто не звал (а, может, и звал — кто знает этих хитрых девчонок). Пришел и наш бравый старшина к своей девушке. Одна Аня сдержала слово — у нее не было парня. Высокая, круглолицая, улыбчивая девушка сразу запала в сердце молодого человека. И, как это часто бывает, парень приходит на вечеринку или танцы с одной, а провожает домой другую.

Поначалу дружба с Левой ни к чему не обязывала Аню. Ну гуляли, провожал домой, разговаривали обо всем, вольности не допускались (в этом отношении Аня была воспитана матерью строго). Дарили друг другу фотографии. Аня подписывала свои фото строго и лаконично «На память Леве от Ани». Молодой Лев писал трогательно и романтично «Дарю тому, о ком мечтаю, о ком я думаю всегда. Когда вечернею порою ложусь я спать или тогда, когда глаза я утром открываю. В общем, всегда, всегда, всегда, ни на минуту я не забываю о моей любимой, дорогой, кому отдал я сердце и покой», «Когда рано ты утром проснешься и тихо откроешь глаза, пусть до вечера в памяти вашей сохранится личность моя».

Ухажеров у молодой, симпатичной девушки было много. За одного, шофера из Твери, даже хотела выйти замуж. Был назначен день помолвки. Но влюбленный Лев не мог этого допустить. Аня с мамой стояли на остановке, ждали автобус. Вдруг подъезжает машина, из нее выпрыгивает Лев и с возгласом «Успел!» сгребает в охапку маленькую, худенькую Анину маму, сажает в кабину, сам запрыгивает в кузов. Ане ничего не остается делать, как последовать за матерью (что стало с несостоявшимся женихом, история умалчивает). Приехали в деревню, зашли в дом, Аня вешает свой ридикюль на гвоздик, а молодой человек достает из него Анин паспорт и кладет его в свой нагрудный карман со словами: «До лучших времен».

Два с половиной года настойчивости ухажера, его любовь, забота и внимание, бережное отношение к чистой, непорочной девушке, уговоры родных и друзей увенчались успехом — сердце «снежной королевы» оттаяло. «Веста сдается и становится невестой». Собрали деньжонок. Встала дилемма — сыграть свадьбу или купить молодой жене зимнее пальто. На семейном совете пальто победило. А то как получится — только добился руки и сердца возлюбленной, а она «не одетая» замерзнет в лютый зимний холод, и все старания коту под хвост. На фотографии Аня в том самом пальто, из-за которого у невесты не было свадебного платья, в котором она хотела выглядеть самой красивой и незабываемой.

Молодой муж привел свою жену к родителям, в известную нам «избушку-развалюшку». Свекор со свекровью относились к невестке хорошо. Муж во всем помогал, понимал молодую супругу. Жили дружно и в согласии. Как говорится, в тесноте да не в обиде. Родился сын, которого назвали в честь дедушки — Володей. Мальчик рос послушным и смышлёным. В школу захотел пойти в 6 лет, его взяли. Думали, что ребенку не понравится учиться и он бросит ходить в школу. Но мальчик был упорный, в школу ходил с удовольствием. Ему купили портфель с длинным ремнем через плечо. Мама с папой, бабушка и дедушка в мальчике души не чаяли.

Потом Анну Александровну переведут работать в Фирово кредитным инспектором Госбанка. Там семья прожила четыре года. Но школа была плохая, учителя могли прийти на уроки в нетрезвом виде. Решили, что сыну такая школа только вредит, и вернулись обратно в Горицы. Володя учился хорошо. В 17 лет поступил в институт. Мальчика любили все — и учителя, и одноклассники, и однокурсники, и соседи. Он всем старался помочь. Скопили денег. Начали строить новый дом. Стройматериалы достать было трудно. Но потихоньку строились. Папе с мамой помогал сын, когда приезжал домой на выходные или на каникулы. Умел делать кирпичную кладку, в деревне у стариков научился конопатить стены.

Но случилось непоправимое — сердце молодого человека перестало биться. Родители потеряли единственного сына. Хоронили Володю всем селом, приехали проводить в последний путь своего товарища и одногруппники. Белый свет померк в глазах родителей. Возникали мысли — уйти вслед за сыном. Постепенно боль утраты притупилась, жизнь продолжалась.

Достроили дом. В память о сыне посадили вишневый сад. Спасала работа. Анна Александровна работала на сыродельном заводе в Горицах в должности инженера-экономиста. Вела большую общественную работу. За себя никогда не просила. Но могла зайти в любой кабинет, чтобы похлопотать за другого и добиться своего. Лев Владимирович работал шофером. Любил «крутить баранку», любил дорогу. Свое дело выполнял добросовестно, без «проколов». До конца остался верен однажды выбранной профессии.

Анна Александровна и Лев Владимирович прожили в любви и согласии 51 год. Несмотря на такое «грозное» имя, супруг был добрым, мягким и внимательным человеком. Супруга за всю жизнь не слышала от мужа грубого слова. В 2005 году Лев Владимирович умер от онкологии. Теперь Анна Александровна одна. Кормит птиц, сажает огород. У нее больные ноги — результат тяжелого, недетского труда в годы войны. Но она не падает духом. Кормушку для птиц смастерила. Как только просыпается, первым делом насыпает пташкам корм. Они прилетают каждый день, и Анна Александровна любит за ними наблюдать. Ее навещают племянники, часто заглядывают знакомые и подруги. Теперь с этой замечательной женщиной подружилась и я.

Е. А. Лебедева, д. Гайново, Горицкое сельское поселение

Top