Музыке научить можно только того, кто хочет и готов трудиться

  • IMG_1575-1-.jpg
  • IMG_1608-1-.jpg
  • IMG_1619-1-.jpg
  • IMG_1625-1-.jpg
  • IMG_1634-1-.jpg

Эльмира Анатольевна Зарипова – преподаватель теоретических дисциплин в кимрской МУДО «Детская школа искусств №1» и заместитель директора по учебной работе. Ей присвоено звание «Почетный работник культуры и искусства Тверской области». 20 октября Эльмира Анатольевна получила награду из рук Губернатора Тверской области Игоря Рудени.

Эльмира Анатольевна – очень позитивный и трудолюбивый человек. Даже сегодня, когда у нее праздник и, можно сказать, заслуженный выходной посреди рабочей недели, она не выпускает из рук ноты и учебные материалы, каждую свободную минуту делая пометки карандашом.
— Эльмира Анатольевна, вы с детства хотели музыку преподавать? Как получилось, что вы пришли в эту профессию?
— Это, наверное, судьба. Я училась в средней школе № 60 города Нижнего Новгорода. Наш учитель физики мечтал стать лучшим директором города, а меня готовил себе на замену: разглядел педагогическую жилку. Заставлял ходить на факультативные занятия по физике, а у меня в это время еще факультатив по литературе был. Так он приходил прямо на литературу, брал меня за руку и уводил на физику. Учительница литературы очень сердилась, но сделать ничего не могла. Думаю, точные науки развили во мне аналитическое мышление, а склонность к гуманитарным предметам, к искусству, была заложена изначально.
— Школа у вас была обычная, или все-таки с углубленным изучением точных наук?
— Упор, конечно, больше на технические дисциплины делался. Я училась еще в советское время, когда Нижний Новгород назывался город Горький, а это – и Горьковский автомобильный завод, и другие крупные промышленные комплексы. Наша школа имела свой гараж, и уже в старших классах мы учились водить грузовые автомобили. Физической и военной подготовке тоже уделялось повышенное внимание. Военно дело было серьезным предметом. Помню, учитель мог отправить нас всем классом в школьный тир с одной винтовкой, по пять патронов каждому и мы самостоятельно стреляли, самостоятельно проверяли свои мишени, и никаких несчастных случаев, никаких конфликтов между нами не было . Наоборот — помогали друг другу, уважали учителей, дисциплина была, ответственность чувствовали. В современных реалиях трудно себе представить, чтобы детей могли с оружием оставить одних.
— А как вы оказались в Кимрах?
— Вышла замуж. Когда консерваторию после музыкального училища заканчивала, на свадьбе подруги познакомилась с другом жениха. Начали встречаться. И вот… вышла замуж, уехала с ним в его родной город. Подруги говорили: «Ну ты декабристка!» Сначала думала, что Кимры – это временно, а оказалось на всю жизнь. И мне здесь до сих пор нравится. Нижний, конечно, город большой, областной, но экологическая обстановка очень плохая.
— Расскажите, пожалуйста, о «Детской школе искусств №1». Классы каких музыкальных инструментов там есть, какие предметы преподаете вы сами?
— Фортепиано, разумеется, скрипка, домра, балалайка, гитара и электрогитара, баян и аккордеон. Наверное, самый сложный из них – аккордеон. Но в то же время он очень полезный. Хорошо развивает координацию, а ведь координация тесно связана с работой мозга – получается, что от игры на аккордеоне и для нервной системы польза есть. Очень жаль, что заметно падает интерес к хоровому пению . Сама же я веду в основном сольфеджио и музыкальную литературу, в 90 –х у нас появился еще один новый интересный предмет, называется «слушание музыки». Он помогает детям поближе познакомиться с различными направлениями и стилями в музыке, они слушают специально подобранные произведения. Программу по «Слушанию музыки» мы в нашей школе разработали одними из первых не только в области, но и в стране.
— Ваши воспитанники часто принимают участие в музыкальных конкурсах, фестивалях?
— Мы очень гордимся нашими учениками. Совсем недавно, 14 октября, на международном фестивале-конкурсе исполнителей «ТВЕРЬ — FEST» лауреатами первой степени стали Павел Баранов (балалайка) и Настя Селькова (домра), лауреатами второй степени – Иван Кирилин (балалайка) и Саша Седова (фортепиано), лауреатами третьей степени – пианистки Настя Мигунова и Даша Рид. Музыкальных конкурсов сейчас очень много, и при выборе конкурса нужно четко исходить из интересов ребенка . Потому что конкурс – это всегда стресс. Бывают дети стрессоустойчивые, они держатся увереннее и победа им дается легче, но не всем так везет. А телевизионное шоу «Самый лучший», которому все так умиляются, я считаю даже вредным. Детям нельзя говорить, кто самый лучший – они же все примеряют на себя и начинают бояться быть хуже других, хуже тех, кого показывают по телевизору.

— Современные дети как-то отличаются от тех, с которыми вы работали десять, двадцать лет назад?
— Сейчас детям сложнее. Вокруг них намного больше информации, которую мозг должен обработать. А тот же телевизор, по-моему, даже у взрослых снижает способность быть внимательными и сосредоточенными. Вот, например, я фильм смотрю, погрузилась в атмосферу, сопереживаю героям – и вдруг все перебивается рекламой, которая по эмоциональному настрою несет совершенно другое. И как тут сосредоточишься? Взрослым-то трудно, что уж про детей говорить.
— А что скажете про обилие в жизни современного ребенка гаджетов, компьютерных технологий?
— Был случай на уроке. Задаю вопрос, а один ученик говорит: «Сейчас у Гугла спрошу». Что-то в смартфон наговорил – и ему Гугл такую белиберду выдал, что мы все долго смеялись. Больше он у Гугла ничего не спрашивал. Хотя, вообще-то, мне нравятся возможности, которые перед нами открывают компьютер и Интернет. Можно найти любое музыкальное произведение, любую оперу в самых разных исполнениях – и тут же послушать. Разве не здорово? Проблема в том, что дети не умеют обращаться с компьютером – иногда он поглощает их, а этого допускать нельзя. Работая с компьютером, ты должен четко знать, что тебе от него надо, иначе получится пустая трата времени.
— У моей подруги недавно дочь бросила музыкальную школу, сказала, что ей там неинтересно. Что в таких случаях делать родителям? С одной стороны, ребенок столько времени потратил, занимался, с другой – не цепями же к фортепиано прикручивать?
— Главное – воспринимать это спокойно, никого не упрекать, не стыдить. У меня бывало, что дети, даже очень способные, бросали музыкальную школу, мальчики упирались, не хотели заниматься, а потом через несколько лет приходили сами, хотели снова учиться, никто их не заставлял – признавались, что «просто потянуло». Я считаю, музыке научить можно только того, кто хочет и готов трудиться. Многие дети и даже родители сейчас хотят мгновенных результатов, а так обычно не бывает.
— А ваши дети все закончили музыкальную школу?
— Все! Но я их не заставляла (смеется). Им, может, было проще психологически: в маминой же школе учились. Сейчас они уже взрослые. Старшая дочь в Москве программистом работает, сын тоже в Москве – инженер, и в аспирантуре Бауманки учится. А младшая дочь – журналист, живет в Германии.
— Давайте закончим на лирической ноте. О чем вы мечтаете?
— Вы знаете, в нашей школе искусств есть замечательный музей декоративно- прикладного и художественного искусства , где представлены работы наших учеников . Он пока неофициальный. Я мечтаю, что когда-нибудь он получит статус настоящего музея. Ну, и внуках мечтаю, конечно!

Надежда Титова, фото автора

Top