Мои года, моё богатство…

Старый-старый семейный альбом. Листаю его твёрдые, измочаленные временем, выцветшие страницы — и перед глазами снова встаёт моя долгая жизнь, наполненная событиями, радостями, трудностями, светлыми воспоминаниями.

Я родилась в январе 1944 года в деревне Петрецово Калязинского района. Война уже грохотала на западных границах Советского Союза, близилась победа, но дорога к ней лежала через тяжёлые бои, боль потерь, кровь и смерть. Но жизнь продолжалась, рождались детишки, в число которых, появившихся на свет в военное лихолетье, попала и я.

Мой отец, Потапов Иван Васильевич, родился в 1920 году, в 1938 году был призван на действительную военную службу. Служил на Дальнем Востоке, в 1939 году воевал с финнами, а когда началась Великая Отечественная война, громил фашистов на Ленинградском фронте. Нужно ли рассказывать, какие там шли бои, как пытались отстоять колыбель революции, как спасали людей в блокаду… В 1943 году отец был тяжело ранен, находился в одном из ленинградских госпиталей и… умирал и от ран, и от голода. Его, еле живого, вместе с другими бойцами вывезли по Дороге жизни в тыл. Дальше — госпиталь в Костроме и демобилизация по инвалидности.

А в Петрецово ждала весточек от бойца моя будущая мама — Александра Николаевна, милая красавица Сашенька, которая в 1938 году проводила Ивана в армию и обещала ждать.

День за днём, год за годом встречала она сельского почтальона, чтобы получить дорогую весточку, что жив, что любит, что надеется на встречу. И он вернулся — израненный, исхудавший, но живой!

Конечно, не то было время, чтобы справлять свадьбу — просто расписались в сельсовете, и стали теперь уже вдвоём нести бремя тяжёлого военного времени. Мама работала в колхозе трактористкой, потом была переведена в полеводы. Отец из-за последствий ранения не мог заниматься тяжёлым крестьянским трудом, работал на подводе, запряжённой колхозными лошадками — подвозил всякого рода грузы, помогал на полевых работах, в общем, ни минуты отдыха — работа, работа, работа…

Вот она перед вами — старая, пожелтевшая фотография, но и теперь можно видеть, какой любовью светятся глаза моих дорогих родителей, смотрящих, как настоящие любящие люди — в одном направлении. Я в семье старшая, потом родились ещё пятеро детей и все — девочки! Теперь, с высоты возраста, я понимаю, что отец боготворил свою жену, поэтому и хотел, чтобы повторилась она именно в женском начале…

Ну, а я росла и хорошела — и вот, как у Пушкина, «…пора пришла, она влюбилась». Моим избранником стал Калинин Анатолий Ильич, с которым мы познакомились, работая в Паскинской восьмилетней школе. Оба были учителями. Я преподавала химию и биологию, а Анатолий, своего рода «многостаночник», физвоспитание, трудовое обучение и пение. Да-да, не удивляйтесь — он имел замечательные музыкальные способности, играл на баяне и пел так, что заслушаться можно. Поженились мы в 1964 году, но тоже без особых пышных празднеств, расписались и вместе пошли, как и мои родители, по трудным дорогам жизни.

В 26 лет я стала директором школы, взвалив на свои хрупкие плечи такую ношу, что и сегодня вспоминаю об этом с дрожью в сердце, но я ни разу не пожалела о своём решении и своём предназначении — учить, давать знания и готовить детей ко взрослой жизни.

В 1980 году меня избрали секретарём парткома совхоза «Весна», 11 лет я «стояла на вахте», была, по словам наших паскинцев, надёжной опорой. Сколько судеб прошло перед глазами, скольким нужно было помочь в решении любых вопросов — и самых обыденных, и глобальных. Что руководило мною — даже затрудняюсь сказать, вероятно, просто любовь к людям, которые меня окружали, неравнодушие, участие в судьбе каждого. После 1991 года снова вернулась в школу, ведь призвание к учительскому труду — одна из самых главных вех моей биографии. 10 выпусков за проработанное мною время — и каждый из них как будто бы сегодня прошёл… Нет сегодня в Паскино школы, село опустело, не слышны голоса хозяек, ласково выпроваживающих своих коровушек в стадо, не пробуют ранним утром звонкие голоса петушки, не слышен рокот тракторов… Тишина… Тихонько умирает деревня, потому что… Да просто потому, что как в песне: «Скажи, председатель, кому мы нужны? Живём мы как будто во время войны…». Хотя не совсем правильно — во время войны деревня пахала так, что только диву можно было даваться.

У нас с Анатолием родились дочь (1964 года рождения) и сын (1968 года рождения). Они давно уже расстались с Паскино, живут в Твери, растят моих внуков: у дочери — сын, у сына — дочь. Только нет уже рядом моего любимого мужа — ушёл из жизни в 2003 году. Сколько лет прошло, а боль так и живёт в сердце. И снова листаю старый альбом, вглядываюсь в родные лица и шлю им через туманные дали вечности свою любовь и своё надежду на встречу там, где кончается жизнь.

Но — пока я жива, жду от завтрашнего дня очень многого: что всё-таки придёт то благословенное время, когда очнутся от эйфории вершители наших судеб и поймут, что жизни людские зависят не от райских кущей, о которых нам кричат с экранов телевизоров, а от малых городов, на которых стояла и стоит Земля Русская, от деревень, испокон веку кормивших всю Россию, и зазеленеют пашни, и заколосится пшеница на полях…

Услышь, Господь, мою искреннюю молитву!

Людмила Калинина

Top