Русь начинается здесь!

  • Ljcegim8NW4.jpg
  • OnQNRNoxBUg.jpg
  • PjD_Lp4MDMI.jpg
  • rPoC-Oyj7ak.jpg
  • Screenshot_6.jpg
  • vzpEZG0dIVA.jpg
  • Y0oexc99aI4.jpg
  • b5zYTTNEnwA.jpg
  • hu1y6Et9aho.jpg
  • jv31T5AIAds.jpg

Вот уже семь лет в последние выходные июля в Кимрском районе на берегу Волги проводится фестиваль живой истории «Былинный берег». Организованный силами энтузиастов при поддержке регионального правительства, он привлекает сотни реконструкторских клубов со всей страны и тысячи гостей-туристов. Сражения настоящих витязей, головокружительные хороводы под фолк, вязание иголкой и плетение венков, шуточный «набег викингов» с настоящей ладьи, бои мокрыми тряпками в воде, ярмарка мехов, украшений и старинной утвари — словно оживает перед глазами учебник истории.

— Если хотя бы раз увидеть своими глазами забытые обычаи, настоящие предметы быта и одежду того времени, это в любом случае принесет пользу и хорошие эмоции, — считает глава Кимрского района Антонина Нестерова.

Белые льняные палатки, окружённые заборами из верёвочек, длинные деревянные столы под тентами, деревянные указатели с названиями улиц — «Ладейная», «Славянская», «Северная»… и даже — «Не Улица». Как мне рассказали, этот топоним родился еще на самом первом фестивале, когда для разметки исторического лагеря решили придумать улицы, но от усталости фантазия уже не работала. Кто-то придумал улицу Не улицу — и это название стало маленькой забавной традицией фестиваля.

Пахнет дымом костров и речной влажностью. Слышен стук топоров и звон чьих-то доспехов.

— Просыпайтесь! Подъем!

Сонные люди в длинных льняных рубахах выползают из палаток, идут умываться, а потом подсаживаются за общий стол, черпая кашу деревянными ложками из глиняной посуды. И попутно обсуждая, кто под чье выступление вчера уснул.

— Давайте живее! Через час лагерь откроется для гостей!

А в это время в туристическом лагере, который чуть ближе к основной дороге и парковке, просыпаются гости фестиваля и завтракают тушенкой, разогретой на газовых горелках.

«Сегодня будет битва, сегодня будет жарко!»

— Север!

— Юг!

С этими выкриками бородатые воины в кольчугах и латах сходятся на ристалище, выставив перед собой мечи, топоры и копья, намеренно затупленные во избежание травматизма. Кричать нужно, чтобы знать, где свои. При этом неважно, кто из какого клуба, жеребьевка в дружины Юга и Севера проводится в случайном порядке.

— Допустивший попадание оружием по своему телу считается погибшим. Ложится на землю, сворачивается в позу эмбриона, закрывает щитом голову и шею и терпит до конца сражения, ибо показал себя слабаком! — инструктирует «богатырей» судья. Судей, кстати, несколько, они все из «Дружины Эльдьярн» — одного из самых крупных реконструкторских клубов в России. «Былинный берег» организован во многом волонтерами «Эльдьярна», так что, как бы ни хотелось им сражаться, сегодня они должны следить за порядком — смотреть, чтобы бойцы не нарушали правил и в угаре боя не приближались к зрителям.

Сражения — или, как их называют здесь, «бугурты» — проводятся по нескольким схемам. «Стенка на стенку» — две большие дружины, «волчатня» — все против всех, круг Одина — во время общего сражения поединки один на один, без вмешательства третьих лиц, круг Локи — можно объединяться несколько против одного. Кроме того, проводятся бои «один на один», «пять на пять», «двенадцать на двенадцать». Есть еще так называемый «турнир на ладейне» — имитация боя на воде, в условиях неустойчивой поверхности под ногами: для этого бойцы становятся на бревно.

Чем больше народу участвует в бугурте — тем он зрелищнее. Вот снова бросаются друг на друга две шеренги, топоры стучат по деревянным щитам, воины в первых рядах падают на землю, изображая погибших. Образуется что-то вроде вала между противниками, и они с разных сторон пытаются достать друг друга копьями. Когда сражение заканчивается, стройные девушки в длинных льняных платьях выносят воинам кувшины с водой. Наблюдающие за сражением туристки-зрительницы увлеченно обсуждают, какая на воинах обувь.

Между прочим, для тех бойцов, кто при полном доспехе, это просто очередное сражение, а для новичков, которых можно определить по легкому вооружению и отсутствию кольчуги — серьезный экзамен.

— Когда в наш клуб приходит новичок, — рассказывает Михаил Крюков, дружинник из «Эльдьярна», заместитель командира десятка, — он получает статус «дрэнг». У скандинавов так называли подростка, достигшего возраста, достойного вступления в дружину. Нашим новичкам, как и тогдашним дрэнгам, по статусу не положено иметь ничего, кроме льняной рубахи, портов и копья — при этом все должно быть очень простое, недорогое, но сделанное с учетом исторических и археологических источников. Проще говоря, дрэнг должен знать, где и когда его одежду носили и где были произведены раскопки, подтвердившие эти сведения. Если новичок успешно сдает так называемый «паспорт костюма», экзамен на владение оружием, знание исторических реалий и тонкостей установки исторического лагеря — то он становится полноправным членом клуба, получает право голоса на общих собраниях и разрешение делать более дорогой исторический костюм, включающий доспехи и оружие. Однако, чтобы стать полноправным дружинником и получить возможность дальнейшего «продвижения по службе», нужно подать заявку на участие в фестивале вроде «Былинного берега», пройти паспортизацию, поучаствовать во всех боях, сразиться с двумя более опытными дружинниками и победить их.

«Из-за острова на стрежень»

Если бугурты носят характер спортивных состязаний, то высадка викингов с ладьи — чистая театрализация.

Сидят на бережочке красны девицы и добры молодцы, разморенные от жары, время от времени их шпыняет бородатый мужик в веночке и с посохом в виде лошадиной головы. По волхвам мало исторических источников, так что это во многом импровизация.

Мимо плывет ладья с небольшим количеством воинов. Они пристают к берегу и бросаются в атаку на местных, но те, быстро сориентировавшись, отбивают нападение. В это время к берегу пристает другая ладья, где воинов уже намного больше, и, вывалив на берег, они расшвыривают мужчин, хватают женщин и, перекинув через плечо, тащат их в ладью. «Воскресший» волхв угоняет первую ладью, но это уже никому не интересно — все сочувствуют «пленнице», которую похитители бросают с борта прямо в воду. Девушка бредет к берегу, ее промокшее насквозь платье липнет к телу. Корабль уплывает, «раненые» стонут на берегу и под причитания женщин грозятся отомстить.

Кстати, ладьи обе — муромские, сделаны ребятами из военно-исторического клуба «Вареж». Его руководитель, Валерий Родин, в миру — учитель, а в прошлом — выпускник судостороительного института, в нулевых годах увлекся исторической реконструкцией. Результатом этого увлечения стала ладья, построенная по историческим документам Х века. Постепенно вокруг собрались интересующиеся — и вот уже есть команда из двадцати человек и две ладьи, которые бороздят речные просторы, участвуя в фестивалях, снимаясь в фильмах, да и просто выбираясь в походы для души, но в строгом соответствии с принципами реконструкторской жизни, в антуражном облачении, без современных средств комфорта.

Когда навигация закрывается, «варежцы» осваивают уникальные забытые ремесла и, как и положено реконструкторам, шьют исторические костюмы.

— Изначально в Муроме жили представители четырех народов, — рассказывает Валерий Родин. — Финны, мурома, славяне и волжские булгары. Так что и реконструкция костюмов у нас в клубе идет сразу по четырем направлениям.

Вот за что люблю «Былинный берег» — любой разговор здесь неизбежно превращается в лекцию по истории!

Направо — ярмарка, налево — музыка

Лучше всего ощущаешь единство с «Былинным берегом», когда качаешься на деревянных качелях, которые сделаны специально для взрослых (детские тоже есть). Кстати, порой к качелям приходится отстоять небольшую очередь — эта народная забава любима русскими до сих пор.

С высоты открывается вид на основные былинные развлечения — ярмарка, таверна, сцена, палатки с мастер-классами. В палатке Кирилла и Мефодия любой желающий может поучиться писать пером старославянские буквы, возле мишени — пострелять из лука или метнуть сулицу, в таверне — попить медовухи и закусить средневековым «бургером». На ярмарке для туристов — фарфоровые «ждуны» и различные декоративные безделушки, а для реконструкторов — грубая глиняная посуда, подвески — «лунницы» и «мьельниры», стеклянные бусины, застежки-фибулы и натуральные материалы — кожа, мех, рога, домотканое полотно. Многие мастерские носят статус семейных и торгуют различными изделиями из дерева, кожи и ткани, чаем из трав.

— Сперва это было просто моим хобби, — рассказывает Елена Смагина из дубненской семейной мастерской «Альгиз». — Вырезала для себя из липы гребешки и ложки. За образец брала фотографии экспонатов из музеев Дании и Швеции, посвященных жизни древних скандинавов. Получалось красиво — друзья стали делать заказы, дочь тоже увлеклась вырезанием, мужу пришлось заняться заготовкой дерева для наших поделок — так и получилось, что теперь для нас это уже больше, чем хобби, это средство погрузиться в определенную историческую эпоху.

Но, конечно, главное внимание привлекает сцена. Количество музыкальных фолк-коллективов в этом году просто рекордное — больше двадцати. Названия говорят сами за себя: «Кот Баюн», «Смута», «Опричь», «Ладушка», «Очелье Сороки», «Сварга», «Сколот»… Есть и кельтская экзотика, и группы, подтягивающие под древнерусские аранжировки национальные мелодии других народов. Но все-таки наибольшие толпы собирают самые яркие и признанные звёзды фолка, такие как «Тролль гнёт ель», «Нейромонах Феофан», «Аркона».

Парадоксально, но зрители отмечают, что в этом году во время выступления музыкантов водили гораздо меньше хороводов, чем на прошлых фестивалях. То ли мало медовухи привезли, то ли от переизбытка музыки получился обратный эффект — непонятно. Но были и по-настоящему душевные моменты, когда с одной стороны на площадке перед сценой, пляшут хлопцы, а с другой — в бешеном темпе, взявшись за руки, по кругу несутся растрепанные девушки в длинных платьях.

«Эх, расейская дорога!»

Не хочется говорить о минусах, но они есть. Дорога на фестиваль — отдельная песня. Клубы ездят машинами, для иногородних туристов есть специальные автобусные туры в агентствах, а у кимряков да безлошадных рюкзачников вечно какие-то проблемы. Вот и в этот раз все, кто собирался отправиться на фестиваль в пятницу к самому открытию, столкнулись с тем, что неизвестно, во сколько пойдет первый автобус и где именно его ждать. Впрочем, во второй половине дня на стене в группе «Былинный берег» во «вконтакте» появилось более подробное расписание с указанием времени отправления, остановок, опознавательных знаков автобуса и телефона для справок. Только в общую информацию для участников его так и не перенесли. Опять же, на самом фестивале расписание было, но если бы оно висело и на остановках в центре, кимряки смогли бы здорово сэкономить на такси. Впрочем, многие вообще не поехали из-за того, что посчитали цены слишком высокими. Ведь платить приходится и за каждый день посещения фестиваля, и за установку палатки.

Вот как прокомментировал ситуацию кимрский предприниматель Антон Жерягин, председатель оргкомитета:

— От кимряков часто звучат жалобы на автобусы и на дороговизну билетов фестиваля. Но все, кто жалуется, должны понимать, что в финансовом плане бесплатный автобус для кимряков — это уже большой комплимент со стороны организаторов, учитывая нынешние цены на бензин и пассажирские перевозки. А то, что возникают трудности организационного характера, связано с тем, что у нас крайне мало добровольных помощников-волонтеров. Нам и так приходится платить всем и за все, но кошелек у организаторов не резиновый (администрация поселения оказывает только информационную поддержку). И помощники, готовые бесплатно целый день встречать приезжающих с электричек, провожать их к автобусам, писать в группе о происходящих в программе изменениях, находятся не всегда. Что же до цен на билеты, то смотря с чем сравнивать. Учитывая, что билеты на концерты выступающих на «Былинном береге» музыкальных коллективов стоят в несколько раз больше, рекомендую недовольным произвести расчеты самостоятельно.

К сожалению, к гостям фестиваля тоже есть претензии. Для меня останется загадкой, почему люди, находясь в месте, где созданы все условия для организованного отдыха, включая туалеты и урны, бросают пустые бутылки, пачки от сигарет и чипсов, стаканчики и окурки прямо на землю, словно не могут сделать несколько лишних шагов? Утром, глядя на площадку перед сценой, хочется схватиться за голову и воскликнуть, подобно пушкинскому Руслану: «О, поле, кто тебя усыпал?!» Честное слово, за такое отношение к родной природе надо сажать на кол. Но вместо этого организаторы просто нанимают уборщиков и включают цену оплаты их услуг в билеты.

P. S. Лучше всего вы отдохнёте на «Былинном берегу», если будете точно знать, зачем вы туда едете. Если у вас есть своя определенная программа, например: покачаться на качелях, послушать «Сколот», выпить медовухи, пообщаться с друзьями на свежем воздухе. Для тех, кто едет туда просто так, всегда есть риск обманутых ожиданий и неожиданных неудобств. Да, «Былинный берег» — возможно, не самый идеальный по уровню организации и насыщенности событиями фестиваль. Но он, несомненно, стоит потраченных денег, как уникальное средство, позволяющее получить душевный подъем и новые незабываемые впечатления.

Надежда ТИТОВА

Top