Пушистое “золото” Кимрского района

  • IMG_1900.jpg
  • IMG_1883.jpg
  • IMG_1908.jpg
  • IMG_1896-e1508840246785.jpg
  • IMG_1883-1.jpg
  • IMG_1871.jpg
  • IMG_1917.jpg

«В развитии сельского хозяйства многое зависит от регионов. Сегодня АПК — это успешная отрасль, которая кормит страну и завоевывает международные рынки».

Президент Российской Федерации
Владимир Путин

Год назад, когда шиншиллы из “Ильинского зверохозяйства” взяли гран-при “Золотой осени”, наша газета рассказала читателям об этой уникальной ферме («Кимрский вестник», №50, 10 ноября, 2016 год). И вот, через год на той же выставке шиншиллы вновь берут одну из главных наград, равносильную признанию качества на общероссийском уровне.

Могли ли подумать пять лет назад кимрские предприниматели, Тимур Камбулатович Бекмурзиев и Сергей Викторович Черненко, занимающиеся производством гофрокартона, чем обернется для них покупка первой шиншиллы? Сколько трудностей придется преодолеть, чтобы организовать ферму — а через пять лет получить золото на главной сельскохозяйственной выставке страны? Мог ли предположить, в поте лица разыскивая необходимую информацию, что через несколько лет люди из разных уголков России будут сами приезжать к нему как к эксперту? Но когда загораешься идеей, хочется делать дело, не забивая голову никакими “а что, если…”

— Трудностей было много, — рассказывает учредитель зверохозяйства, Тимур Камбулатович. — Мы очень мало знали, а умели и того меньше. В России тогда шиншиловодством профессионально почти никто не занимался, и до сих пор специалистов единицы. Я отправлял сотрудников на стажировки по всему миру. Мы разыскивали необходимую литературу, ездили на консультации к специалистам. Даже до Канады добрались!

За пять лет удалось создать процветающее производство, уникальное для нашей страны. Спрос на живых шиншилл и шкурки до сих пор превышает предложение, за племенными животными и наукой их разведения в Кимрский район теперь приезжают из Азербайджана, Армении, с Краснодара, из Москвы, Калуги, Тулы и многих других городов.

За минувший год на ферме произошло много полезных изменений. Так, например, были установлены специальные кварцевые лампы для обеззараживания клеток, в рационе стало больше сена, и вообще вопросам оптимального режима было уделено повышенное внимание. Если раньше на ферму часто водили экскурсии, всех желающих, гостей и любопытствующих, то теперь вас проведут к шиншиллам, только если вы покупатель или приехали проконсультироваться по вопросам разведения. Дело в том, что шиншиллы привыкают к режиму и людям, которые ухаживают за ними. Слишком частые непредсказуемые визиты незнакомцев вызывают у животных стресс — они меньше едят, хуже выглядят и меньше плодятся. К тому же, гости не проходят карантин и могут оказаться носителями опасных для грызунов инфекций.

Владельцам «Ильинского зверохозяйства» хотелось бы наладить и выделку шкурок, но, к сожалению, пока что России невозможно выделать шиншиллу так же качественно, как в Европе. Потребуются огромные финансовые затраты, в том числе на обеспечение экологической безопасности, так как производство достаточно вредное. Ближайшие к нам центры профессиональной обработки находятся в Польше, Чехии, Дании и Венгрии. Так что Тимур Камбулатович рук не опускает, прорабатывает варианты сотрудничества с европейскими скорняками и выходами ильинской шиншиллы на крупные меховые ярмарки. Уже достигнута устная договоренность с венгерской компанией Wanger – они согласились брать шкурки на выделку.

Кто в клетке хозяин?

В природе у шиншилл матриархат. Самки крупнее, друг с другом за самцов дерутся насмерть, но при этом спокойно “усыновляют” чужих шиншиллят. На ферме одна семья – это четыре клетки с самками, соединенные коридором, по которому самец свободно гуляет, выбирая, кого осчастливить визитом. Входить запрещено только к родившим мамашам — у них детеныши, им некогда.

Сейчас на ферме содержится около 3500 шиншилл, 1040 семей, и каждый месяц в молодняк отсаживается по 250 особей. Привезенные из Польши “прародители”, давшие жизнь всему поголовью, чувствуют себя прекрасно — плодиться стали реже, но щенков приносят почти всегда красивых и породистых.

В зверохозяйстве упор на племенное разведение, самцы и самки идут на племя, если активны, здоровы, красивы или, помимо этого, интересны для селекционных экспериментов. Процесс отбора — бонитировку — щенки проходят первый раз в возрасте пяти месяцев.

— Для породы “Стандарт” (Standart Grey) цвет шерсти чем темнее, тем лучше, — объясняет нюансы отбора Любовь Годоба, заведующая фермой. — Белое брюшко должно максимально контрастировать, чтобы линия перехода от темного к светлому была потоньше. Также внимательно нужно осмотреть “розетку” — круг, появляющийся на шерстке, если подуть. Кожи не видно — значит, мех хороший, густой. Но если розетка не закрывается почти сразу — значит, мех недостаточно упругий.

Небольшой процент жителей зверохозяйства составляют так называемые “цветные” — породы “Черный Бархат” (Black Velvet) и “Белый Вильсон” (Wilson White). Они рождаются лишь время от времени, благодаря гетерозиготному гену одной из прародительниц. В последнее время на них есть устойчивый спрос: благодаря более эффектному экстерьеру, цветных охотнее берут для домашнего содержания, также интересуются профессиональные селекционеры.

“Животные — это же так интересно!”

Небольшие селекционные эксперименты проводятся и в зверохозяйстве. Так, например, под особым наблюдением живет семейство шиншилл, которые крупнее остальных. Потомство в первых пометах вышло такое же упитанное. И Любовь Геннадьевна с любопытством и нетерпением истинного ученого стремится закрепить этот признак.

— А еще был такой эксперимент. В книге венгерского ученого мы прочитали, что нельзя очень темных самцов сажать с такими же темными самками: самка должна быть светлее, иначе на выходе получим либо осветление шкурки, либо высокую смертность. Мы попробовали — и получили в точности такой же результат: и осветление, и смертность.

Любовь Геннадьевна может рассказывать о шиншиллах часами. Придя на ферму в феврале этого года, именно она инициировала многие из полезных нововведений — и установку кварцевых ламп, и оптимизацию режима купания, и введение в рацион антистрессовых препаратов. С помощью простой компьютерной программы “Exelle” она ведет учет всех шиншилл на ферме, свободно оперируя данными о каждой отдельной особи — окрас, вес, состояние здоровья, какими были братья и сестры, родители и даже “бабушки” с “дедушками”.

Примечательно, что детство Любовь Геннадьевны прошло в обычной городской квартире. Из Ростова-на-Дону она поехала в Москву, чтобы стать ветеринаром, но изучать селекцию, племенное разведение, нюансы организации жизни животных оказалось интереснее. И тогда она решила, что станет зоотехником.

— У меня сейчас свой дом и хозяйство. Есть лошадь, корова, овцы с козами, вьетнамские свиньи. Животные — это же так интересно!

День заведующей фермой начинается в половине четвертого утра, а заканчивается в одиннадцать вечера. Выспаться не всегда получается, но сил и энергии не убывает.

— Ну, не высыпаюсь, и что такого, — смеется она. — Животными заниматься — это счастье!

Возможно, благодаря такому негласному девизу “Ильинское зверохозяйство” и добилось высоких показателей. Будем надеяться, что это не предел!

Надежда Титова
Фотографии Сергея Титова

Top