ВЕРНУВШАЯСЯ ПАМЯТЬ 1911-1930 ГОДЫ

В апреле 1911 года умер Николай Иванович Туполев. В июне 1911 г. студент Московского Императорского Технического Училища Андрей Туполев за участие в студенческих волнениях был выслан на родину под негласный надзор полиции.

Сохранился «Список лиц, состоящих под негласным наблюдением в Кимрском районе Корчевского уезда за 1911 год». Под 17 номером в нём указан Михаил Иванович Калинин, под 18 — Андрей Николаевич Туполев.

Вместе с матерью и сестрами Марией и Натальей, Андрей занимается хозяйством. Он осваивал сельскохозяйственную технику и привлёк к этому своих соседей-священников: Владимира Петровича Разсудовского и Константина Дмитриевича Чекалова. Он устроил в усадьбе кузницу и собственноручно выкопал глубокий пруд, соединённый каналом с речкой Лужменкой.

Выкопанная земля пошла на сооружение плотины — для поднятия уровня воды в реке. Гидродинамические эксперименты, поставленные им в усадебном самодельном пруду, стали основой его дипломной работы 1918 года «Расчёт гидроаэроплана».

Ссылка продлилась с 1911 по 1913 год. Только накануне Первой мировой войны Туполев вернулся в училище, которое он с отличием окончил в 1918 году.

• • •

Доходы от служения в церкви у Владимира Петровича Рассудовского были очень скудные. Я пишу уже Рассудовского — транскрипция после революции изменилась.

Из дневника Михаила Владимировича Рассудовского, старшего сына Владимира Петровича. «Семья состояла уже из девяти человек: бабушка, Варвара Васильевна, родители наши, нас детей четверо (Михаил, Николай, Константин, Леонид) и наши двоюродные Владимир и Людмила Колтыпины».

Случилось несчастье у Ивана Михайловича Колтыпина, брата Надежды Михайловны, жены Владимира Петровича, и семья Разсудовских забрала к себе старших детей Владимира и Людмилу. Так они и жили в семье до совершеннолетия.

И снова из дневника Михаила Рассудовского. «При церкви был надел земли для духовенства. Эта земля и кормила и одевала всех нас. С 10–11 летнего возраста отец начал нас втягивать помаленьку в сельскохозяйственные работы. Таскали лён, связывали в бабки, устанавливали их в десятки. Собирали с полей камни, корзинами их стаскивали в кучи. Давали нам небольшого размера косы и грабли, втягивали в сенокос, потом вручали серпы, жать рожь, овёс, жито. К этому времени в хозяйстве у отца было две лошади, 2–3 коровы, свиньи 1–2 шт. куры, гуси. Всё это требовало ухода и нам Володе, Люде Колтыпиным, мне, брату Николаю далеко до совершеннолетия приходилось все каникулы летом работать на земле.

Осенью, к началу занятий в школе, заканчивали копку картофеля, обмолот цепами ржи, овса, жита, гороха, гречи и т. д. И закончив все эти дела, были направлены на учёбу сначала в Кашин, а потом уж в Кимры. Занятия в школе нам казались праздниками, в сравнении с «каникулами», особенно последних дней уборки всех видов сельхоз продукции, что выращивали летом».

«Отец начал потихоньку осваивать сельскохозяйственную технику и кооперировался на приобретение машин с хутором «Пустомазово» Николая Ивановича Туполева. Сам Николай Иванович уже умер, в хозяйстве постоянно жили его дочери Мария Николаевна и Наталья Николаевна, мать их старушка Анна Васильевна. Сын Андрей Николаевич (генеральный авиаконструктор в будущем) и был затравщиком в приобретении с/х машин: косилки, жнейки (конных), веялки, льномялки, которые покупались на паях с моим отцом. К 1915 году отец стал настоящим фермером».

«Такое же сильное хозяйство с большим количеством техники было у Константина Дмитриевича Чекалова. И трое двоюродных братьев моих, так же как и мы трудились все каникулы на полях».

Такое создалось сообщество два священника и будущий генеральный авиаконструктор. И оба священника, надо сказать, в технике прекрасно разбирались. Придёт время и, получив первый лагерный срок, Владимир Петрович в своём дневнике, написанном мелким, убористым почерком, отметит: «работаю на разных машинах, не имея нареканий». Может быть, в лагере, в начале 30-х годов при первых арестах это и спасло ему жизнь.

Из дневника Михаила Рассудовского.

«Старший брат Андрея Николаевича Туполева — Сергей Николаевич, овдовев, ушел в монастырь, оставив сына Мишу на попечение матери и сестёр. Войну 1914–1917 г. прошёл полковым священником. Немного пожил с сёстрами, но в 1918 г. умер от сыпного тифа. Похоронен на Понизовском кладбище рядом со своими родителями.

Сын его Миша учился в Кашине в Реальном училище, а затем Андрей Николаевич забрал его к себе в Москву, где он окончил Архитектурный институт.

С 1917 по 1924 год у Туполевых в каникулы собиралась вся деревенская, учащаяся в городах, молодёжь. В Рождество на ёлку, а в другие праздники просто на вечеринки, сначала ещё детские, а позднее уже юношеские. Миша был не дурным художником, оформлял декорации на сцене, когда устраивались спектакли в школах села Понизовья, деревни Деулино и пр.».

• • •

Потом происходит революция. Андрей Туполев защищает диплом, участвует в основании ЦАГИ и развивает отечественную авиацию.

А в Пустомазово события развиваются так. Сразу после революции семья Туполевых (Андрей и Наталья Туполевы и её муж — агроном К. Я. Зельдин) и их бывшие наёмные работники — батраки организовали сельскохозяйственную артель в усадьбе. Артель, названная «Батрак», зарегистрирована в Тверском Губземуправлении в 1918 году. Но местная власть — Суворовский волостной исполком не поверил в благие намерения бывших дворян — в постановлении от 30 января 1919 года сельцо Пустомазово берут на особый учёт — по подозрению в создании артели только для отвода глаз.

В 1921 году умирает Н. Е. Жуковский, в 1922 году Туполев приступает к строительству самолёта АНТ-1. Осенью 1922 года Андрей Николаевич, вместе с сотрудниками ЦАГИ, выезжали в Пустомазово для оказания «шефской помощи» артели. Технические изобретения учёных (универсальный привод на конной тяге для мельницы и молотилки, механизированный амбар для зерна) существенно облегчали сельский труд. В свою очередь, инженеры отдыхали от московской голодной суеты — и зарабатывали продукты на зиму.

В 1923 году артель «Батрак» переименовывается в товарищество «Пустомазово». Под этим названием оно числится в «Перечне сведений о колхозах Кимрского уезда от 11 мая 1923 года». Состав артели — 22 человека (19 трудоспособных, 3 нетрудоспособных), земли 69 десятин, 5 коров, 4 лошади, 7 овец, 10 ягнят… Позже появляется трактор «Фордзон» — один из двух (!) тракторов в уезде…

Но подозрения властей только усиливаются, и в июле 1924 года Кимрская уездная земельная комиссия признаёт имение Туполевых госземимуществом. Члены артели опротестовывают решение и выигрывают. Но вышедший 20 марта 1925 года Декрет ЦИК и СНК СССР «о лишении бывших помещиков прав землепользования», привёл к тому, что 23 июля 1928 года президиум Губисполкома постановил лишить Андрея Туполева собственности на усадьбу и землю в пользу сестры Натальи, а, поскольку наличие обособленной усадьбы будет мешать образованию предполагаемого на этом месте колхоза, то семье Туполевых будет предоставлен соответствующий участок земли в другом районе губернии.

Не помогло даже ходатайство видного военного деятеля — начальника ВВС РККА П. И. Баранова (!!!)

Семья его сестры переселилась в Кимры, в район Заречья.

Как только Туполевых выселили из Пустомазова…их имущество (дом, постройки, орудия труда) вошло в колхоз — и началась разруха. Новые колхозники переломали туполевские изобретения, угробили усадебный сад, вырубили посаженный отцом Туполева сосновый лес… Проведённая в 1930-х годах ревизия колхоза показала разруху и полный развал хозяйства, анархию и деградацию крестьян. Колхоз был ликвидирован, его оставшееся более-менее работоспособное имущество передано в соседние колхозы.

В заброшенный усадебный дом поселили бездомных. Перед войной дом, где родился Туполев, сгорел.

Потом был арест Туполева, работа в «шарашке», война, победа, создание новых самолётов, мировая известность…

• • •

А как же сложилась судьба друзей-священников. Уже в 1929 г. была попытка местных властей произвести арест и отдать под суд Владимира Петровича Рассудовского.

Как пишет Владимир Петрович: «Господь Бог на этот раз избавил меня от наказания лишь для того, чтобы приучить меня к постепенному и более тяжёлому крестоношению. Ведь особенно тяжёлыми были для меня последующие 1930, 31, 32 годы».

В отчете о состоянии церквей от 01.03.30 г. записано, «в Понизовье священника нет, он сидит». Владимир Петрович Рассудовский был арестован.

Владимир Петрович пишет в своей «Автобиографии»: «В небольшой камере было 73 человека, но старожилы говорили, что бывало в камере и до сотни арестантов. Объявили этап.

Утром выгнали на улицу, предварительный обыск, построение в ряды, и, окружённых пешим и конным конвоем, гонят, вещи несём сами.

Прибыли в Кашин, всех разместили в подвале арестантского дома.

Среди заключенных священники из окрестных сёл: о.Захарий Павлов из Гориц, Мельников из Печетова, Иоанн Новоженов, бывший Садуновский, протоирей Талантов В. Е., протоирей Михаил Новосельский, иеродьякон Аристокий; иеромонах Рафаил, который служил в Ильинском женском Свято-Троицком монастыре; о. Георгий Морошкин, священник с. Лучниково Калязинского у-да; о. Пётр Заведеев 35 лет (получил 5 лет концлагерей, осталась жена и малолетние детки); иеромонах Аполлоний, по закрытии монастыря, исполнявший обязанности сельского священника (о ссылке в далёкие места его оповестили 11.05.1930)».

Но жена Владимира Петровича хлопотала, бегала по инстанциям. И… 12 мая 1930 внезапно он получил справку об освобождении. Дополнительное следствие установило полную невиновность.

«14 мая около 12 часов дня я вошёл в свой дом, где меня, конечно, никто не ждал. От радости все плакали». Тревожное лето прошло в родном приходе.

Top